Сериал Интерны
Поделиться с друзьями
Наша группа Вконтакте
 
Новости
О сериале
Герои и актеры
Описаине серий
Фото, обои, музыка
Скачать
Смотреть онлайн
 
Сериал Интерны >>Статьи, новости, интервью >>Иван Охлобыстин: "В церковь я еще вернусь"

Иван Охлобыстин: "В церковь я еще вернусь"

На канале ТНТ стартовал сериал «Интерны». Многие уже назвали исполнителя главной роли (доктора Быкова) «русским доктором Хаусом».

Иван Охлобыстин: "В церковь я еще вернусь"— Иван, вы ведь смотрели все шесть сезонов «Доктора Хауса», признайтесь, подражаете ему? Вон у вас даже кеды похожие…

— А у меня не кеды, у меня войлочные кроссовки, круче, чем у Хауса. Это русский вариант. Сделаны на заказ из войлока и сопутствующих…. Вообще я Хауса понимаю, целый день по помещению в чем-то другом ходить – катастрофа. Так что я эти кроссовки для роли приберег.

— Часы у вас интересные, с двумя циферблатами – Хаусу такие явно по карману. А вот бюджетному российскому доктору – вряд ли…

— Почему это вряд ли? А вдруг он яхтсмен или ему подарил яхтсмен. Это парадокс русской жизни. Вот смотрите: многие из нас могут позволить себе купить больше, чем может позволить себе среднестатистический простой европеец. Но мы не можем себе позволить даже на 10 процентов жить в тех помещениях, в которых живут они. У нас непомерный зазор между предметами быта и жилой собственностью. Получается, врач мог сам себе прикупить такие часы где-то. На одном циферблате он, предположим, засекает время от начала операции, чтобы капельницу переставить. А на другом у него реальное время.

— Главное не перепутать. Хорошо, убедили: вы не Хаус. Чем тогда понравилась роль в этом сериале?

— Волшебным литературным материалом. Океаном юмора и при этом ноткой доброй. Сценаристы – врачи, они тему эту знают изнутри, любят ее. И еще меня покорило количество съемочных дней – это заработки!

— Да, я подписал договор, что меня обязуются не использовать в эротических сценах и сценах насилия. Сцен насилия и не предполагалось, а вот эротические могли возникнуть. Кино-то взрослое – о любви, о привязанностях. Иногда есть какие-то ситуации на грани фола. Но они никогда не переходят границу. А из меня эротический герой… ну ладно. Никакой, слава богу.

— Какие медицинские манипуляции вам приходилось выполнять на площадке? Кто вас им учил?

— Пока я только выдаю мудрые диагнозы, максимум какие-то манипуляции со шприцем. Со шприцем меня никто не учил обращаться. Я дитя девяностых, меня со шприцем учить обращаться не нужно.
У нас половина съемочной площадки – врачи. И если я сделаю что-то не так, меня тут же поправят. В основном поправляют терминологии, когда что-то не так произношу. Вообще я раны зашивать умею, резаные, рваные. Вправлять плечо умею. Я хотел быть врачом, хирургом. У меня папа был военным хирургом, И сейчас, когда я в роли назначаю анализы, у меня ностальгически вздрагивает сердце.

— Ваша жена (Оксана Арбузва – в прошлом актриса, сыгравшая в перестроечном фильме «Авария — дочь мента») часто говорит: «Мне бы хотелось, чтобы отец Иоанн оставил кино совсем и служил только в церкви»…

— Ага, а как же я ее рыбкой тогда буду кормить?» Ксюха ведь перестала совсем есть мясо, и это мне дорого обходится. Вот и снимаюсь в кино, чтобы заработать любимой на рыбку...

— Любимой и шестерым детям…

— Нас часто спрашивают, как мы их не путаем… Путаем! Мы даже собирались сделать им на ручках татуировки, но передумали: дети растут — и татушки росли бы с ними — расплывались бы, теряли контуры — безобразие! Вот как стукнет каждому 18, мы и сделаем им тату — тогда уж точно не спутаем. Мы ведь родители-панки...

- Иван, а если без шуток: довольны, как сложилась жизнь - огромная семья, огромная ответственность?

— Я по внутреннему складу максималист. Живу по принципу: если что-то делать — так делать. Зачем себя ограничивать? Ограничиваться надо в пороках, бестолковщине, слабостях. А в вещах стоящих, непорочных, желании и ощущении свободы — никаких ограничений! Я всегда хотел много детей. По моему личному убеждению, строить семью для того, чтобы, как пуделя, заводить одного ребенка, нет никакого смысла.

— У вас с Оксаной была любовь с первого взгляда?

— Я когда увидел ее — сразу решил все. В этом не было блуда, не было бытовой алчности. Оксана не поразила меня какой-то особенной женственностью. Но было очевидно, что она какая-то родная, половина вторая. При этом ситуация знакомства была более чем пикантная. Бар «Маяк». Она — с двумя молодыми людьми — бородатыми, хмурыми, перед ними три стакана водки, причем пустой только у Оксаны, — она уже выпила… Она была веселая, в такой вязаной длинной накидке… Как будто сошла с экрана фильма «Угрюм-река». Это я потом узнал, что в ней течет кровь русских казаков (вот почему я ее зову «моя носастенькая»). К тому же комсорг! Представляете? Все самое страшное, что со мной могло случиться в плане выбора женщины, — оно и случилось. Уже почти 15 лет живем вместе. Она самый мой большой друг. Роднее нет никого.

— С Оксаной – понятно, а можете коротко дать характеристику каждому ребенку?

— Анфиса — бесшабашная, Вася — сосредоточенный, Савва — неистовый, Варя — обволакивающая, от нее исходит флер очарования, Дуся — проникновенная, она смотрит в суть вещей, она очень упорядоченная внутри, постоянно анализирует. Нюша — сталь, она ближе всего к Оксанкиному характеру… Бывает, спрашиваю ее: кто это сделал?! Она знает, что ее будут ругать и, может быть, шлепнут, и тем не менее складывает губки куриной попкой и говорит: «Я!» Партизан такой. Она не врет никогда. Я иногда даже сомневаюсь, моя ли...

— А вы врете?

— Вру. Но как! Довлатов писал: «Русский человек врет — не как остальные! Он врет бессмысленно, зачастую в ущерб себе. Бывает, сидит с другом и ни с того ни с сего говорит: у меня теща умерла. А теща сидит в соседней комнате и через минуту зайдет сюда...»

— Кстати, о теще...

— Дивная совершенно женщина! Был период, когда мы жили вместе, и я ощущал себя очень комфортно. Она с нелегким сердцем отдавала за меня дочь.

Убежден: с женщинами надо в ход пускать всякие обманные программы, где-то романсик спеть, цитатами обволокнуть, винца подлить… Тещу обмануть надо — вот мой совет будущим женихам. Скажем, приходите вы к ней и в порыве откровения — искусственного — вдруг говорите: «Знаете, Пелагия Петровна (к примеру), я человек разумный, и меня мой дед учил так: для того чтобы выбрать жену, необходимо посмотреть на ее мать». И все — сердце тещи твое навсегда.
На самом деле Валентина Степановна — адекватный человек. Личность. У них вообще семья личностей. Владимир Евгеньевич, тесть, тоже личность. Они самодостаточны. Но это я теперь знаю, а по тем временам не рассуждал так прагматично.

- Трудное это счастье – шестеро детей?

— Нет. После двоих границы стираются.

— Любимчики есть?

— У каждого — своя педалька. Когда они ее нажимают, я заливаюсь горючими крокодильими слезами. Причем они об этом знают и, слава богу, не часто пользуются.

— Если бы не Ксюша – каким бы вы были?

— Не знаю. Другим. Слава богу, что все так. Я добытчик, на мне заработки, а все остальное — на ней. Как она это выдерживает?! В те редкие моменты, когда она оставляет меня наедине с семьей, для меня наступает катастрофа.

— То есть дети вас не боятся?

— Попорешь их — начинают бояться.

— Вы их порете?!

— Надо детей пороть! И девочек надо по ляжкам хлестануть иной раз. Добрые разговоры — это на пару минут. Иногда дети просто не хотят понимать! Тогда в дело вступает ремень. Он шумный и не травматический. Меня тоже в детстве бабушка порола — проводом от утюга.

Дети же заигрываются… Им шок нужен. Не надо, конечно, злоупотреблять ни в ту, ни в другую сторону. Золотая середина — царский путь… Так в «Домострое» написано. Кстати, разумная книга, зря ее раскритиковали — просто не поняли. Эта книга не про то, что мужик — самый главный, а женщина — вроде никто. А про то, что есть жесткое подразделение: мужчина осваивает внешний мир, женщина — внутренний. И вот этот паритет, сговоренность и создают гармонию.

— Кто для детей больший авторитет – вы или Ксюша?

— Ксюша, конечно. Я психопат по природе, и если дети меня все-таки доведут до бешенства — то им всем лучше разбегаться: будут летать тарелки, мебель. А Ксюше достаточно на них посмотреть… Ну что тут говорить: Великая Тушинская Мать (мы в Тушине живем).

— Пытаюсь представить ваши продуктовые сумки – сколько их после магазина?!

— Да не все так страшно. У детей своя кухня — фрукты, овощи, рыба. Стараюсь, когда деньги есть, их баловать — чтобы не забывали вкус красной и черной икры. Особенно это касается девочек. Мальчики воспитываются по принципу: кто первый встал — того и тапки. А девочки у меня как у отца трепет вызывают… Фиг его знает, как у них в жизни сложится: побалуют их мужья или нет… Поэтому иногда мне их хочется взять всех и в кармашек положить.

— Представляю. Как будете ревновать их к женихам.

— Ой, на дискотеки с помповым ружьем буду ходить!

— Чему дети вас учат?

— Компромиссам.

— А вы их?

— Не уверен, что я мудрый человек и вряд ли их научу глобальным истинам. Если это не заложено природой — ты им этого не привьешь. Я их учу простым бытовым вещам. Рассказываю об окружающем мире, пытаюсь объяснить разницу между «хорошо» и «плохо»: не все, что выглядит хорошо, является таковым, и не всегда то, что выглядит плохо, является таковым. Учу соблюдать принцип равновесия. И совсем простым вещам учу: что черное хорошо комбинируется с белым, что в выборе часов, машины, обуви и электронных предметов надо придерживаться принципа старой марки, прошедшей «клинические» испытания.

— Не боитесь, что детям после церковно-приходской школы будет трудно приспосабливаться к суетному миру?

— Их школа только называется церковно-приходской, а на самом деле это среднестатистическое учебное заведение, просто с уклоном в православие. Экзамены ездят сдавать в стационарную школу, дипломы им тоже дадут обычные. Да и вообще: они обычные дети — те же иллюзии, подростковые комплексы, переходные периоды… Занимались кикбоксингом, айкидо, сейчас вот кто-то выбрал рукоделие.

— К вашему священству не все с пониманием относятся?

— Те, кто меня знает, — верят в искренность моих убеждений. А те, кто не знает, — не верят. Мое священство — оно ведь очень простое. На первый взгляд. Вот, например, на съемках обожаю травить анекдоты с осветителями. Народ простой, конкретный — могут и матюгнуться. Я их одергиваю: «Мужики, не надо, денег не будет!» Они в ответ: «Их и так нет!» А я хитро: «У меня из-за вас тоже не будет». И они вдруг осекаются.… Так мало-помалу отучаю их — вот моя функция. Простой разговор, утешение.

Один приходит, говорит: «Вот я крестик нашел — на себя надеть страшно, что делать»? Я отвечаю: «Ну не в бюро же находок нести — надень и носи. А если крест дорогой — лучше отдай в церковь».
Потерял крестик… Зеркало треснуло… Ну это быт! Не зацикливайтесь! Вера не в этом! Бог создал этот мир по законам физики, химии и биологии и вложил нам в голову нечто влажное и колышущееся, чтобы мы могли оценить мир. Да, он не совершенен. Но задержи дыхание и… посмотри на этот прекрасный дом. На дерево. Когда ты в последний раз смотрела на дерево? Давно? Я вот говорю тебе эти умные слова, а сам-то на дерево посмотрел впервые года за четыре… Так вся жизнь и пройдет. Поэтому эти паузы надо в органайзер записывать. Вставать и просто осознавать, что ты жив.

- Вы веселый человек. Комфортно в религии запретов?

— Абсолютно комфортно. Я не воспринимаю православие как религию мрачную. Бог в мелочах, дьявол — в крайностях. Есть утверждение, что Христос не улыбался. Дикое утверждение! Представь себе учебник математики и в нем такую ремарку: «И тут профессор, выводя эту формулу, громко расхохотался...» Странно же, да? Так и Библия — это догматическое повествование о миростроении и о том, как стяжать любовь. И, конечно, веселые бытовые рассказы не укладываются в стилистку великой Книги.

— То есть, по-вашему, Иисус и 12 апостолов…

— Уверен, что, сидя у костра, находясь в содружестве, они часто веселились. Они обрели Учителя, Он обрел верных учеников. Ну где здесь повод для печали? Поминая святых, приходишь к выводу, что многие из них были людьми веселыми, а где-то даже озорными. Я уж блаженных не беру. Те вообще хулиганами были.

— Кстати, о юродивых и хулиганах. Ваша роль в фильме Лунгина «Царь» вызвала у многих отторжение. А впереди - выход на экраны фильма о Распутине, где вы сыграли главную роль. Такое кино не противоречит вашим христианским убеждениям?

— Нет. Распутин для меня не мерзавец. Да он и исторически не мерзавец. Я не пытаюсь его оправдывать, канонизировать. Это человек, находившийся во власти обстоятельств, неграмотный крестьянин, наделенный даром исцеления, прозорливостью. Но вокруг его имени столько мифов! Например, о разврате. А знаешь ли ты, что до того момента, когда он окончательно поселился в Петербурге, ему успели нож воткнуть в пах аж на три сантиметра — какой он был после этого развратник? Бред! Фильм снят на основе воспоминаний бывшего резидента английской разведки в России, который присутствовал при убийстве Распутина. Он признался, что убийство было спровоцировано англо-французской разведкой.

— Помимо кино вы занимаетесь боевыми искусствами, коллекционируете мечи… Это тоже по-христиански?

— Я ведь несу определенную ответственность перед родными. Вот будут нападать на мою семью, я, конечно, могу выйти с доброй проповедью, и… меня тут же оглоушат по голове, изнасилуют мою жену, зарежут детей, спалят мой дом… Будет ли это по-христиански? Да нет. Ангелоподобиться за чужой счет? Если у тебя есть ответственность содержать немощных родителей, кормить семью, ставить на ноги детей, охранять родину — надо защищаться с оружием в руках.

— Так вы пастырь-солдат?

— В некотором смысле — да. Верю, что большинство вопросов можно уладить по-человечески. Но есть ситуации, в которых надо проявить сталь.

— Отчего у вас на носу шрам?

— От глупости: в спортзале во время рукопашного боя полоснули деревянным ножом. А вообще я весь порезанный. Мне на поножовщину везет. Последняя ситуация: захожу в магазин — соус карри с ананасом купить, смотрю, двое забивают третьего. Тот пьяненький, видно, буян, дурачок. А эти — здоровые, так яростно его лупцуют. Пришлось мне чуть повошкаться...

— С появлением детей даже самые дерзкие мужчины начинают себя вести осторожнее.

— И я осторожничаю. Я же не дурак. Вот на мотоцикле уже не езжу. Потому что это была глупость, свобода от обязанностей. С первого ребенка взял и бросил.

- Седьмой ребенок будет?

— И это не предел… Ксюхе будет, конечно, тяжело. Но прорвемся!

— А деньги?

— Деньги — вещь такая… Я однажды наметил себе десять дел и отвел час на баловство — компьютерные игрушки, побалагурить с друзьями… Потом назначил себе двадцать дел, и этот час остался! Потом я назначил тридцать — и то же самое! Время — абстрактная величина, за что я люблю часы — они мерят то, чего нет. И с деньгами та же история… Все поступает по мере необходимости. Бог дает. Да, мы живем небогато. Ситуация на грани фола. Но… Будем работать. В конце концов мертвые страха не имут!

— Ваше отстранение от духовного сана бурно комментировалось в обществе. Планируете вернуться в священнослужение?

— Планирую. Вот закончу все эти истории с медициной, фильм про Чапаева и еще один проект. После этого, я думаю, и хозяйственная часть как-то образуется, полегче будет. Тогда вернусь. Нынешнее состояние мое вообще
неполезно, расслабляет...

Илона ЕГИАЗАРОВА

 
Яндекс.Метрика